Другие авторские семинары

Гуделки (медитативно-акустический тренинг)

В ходе нескольких простых и приятных занятий Вы легко и быстро научитесь:

  • использовать свой голос для «растворения» телесных «блоков»;
  • легко и долго оставаться в сознании без отвлекающих мыслей;
  • познавать природу ума;
  • ощущать весь мир океаном безграничных энергий;
  • найти «путь к себе» и ощутить себя в полностью открытом мире.

«Гуделки» — работа со звуком собственного голоса, никак не требующая знакомства с  другими методиками работы с собой.

На этом семинаре я могу помочь участникам освоить медитативные состояния, которые трудно достижимы другими методиками. Это состояния спокойного ума в ясном сознании, но без мыслей; состояние, когда мысли и движение сознания не создают отвлечений; состояние, когда можно ощутить себя пространством безграничной энергии-сознания и др.
Конечно, для плодотворной работы нам потребуется достаточно времени.

Обычно занятия проходят в группе из пяти или десяти человек (примерно:) и занимает такой семинар около пяти занятий. Но на каждых очередных «Гуделках» я сам продолжаю открывать для себя что-то новое — и поэтому думаю, что эта практика может быть неисчерпаемой.

***
«Гуделки» в «Подорожнике» :      http://psitren.ru/trainings/26-goodelki.html

***
А тут — отрывок статьи Татьяны Арефевой из ‘ЧасКора’, где про Гуделки рассказано довольно понятно:

«Направляясь к ведущему семинара «Гуделки» Евгению Дубровскому, я знала, что не найду здесь ни четкости Пентковского, ни всеобъемлющего подхода студии Соловьевой. Но именно этот человек интересовал меня больше всего — хотя бы потому, что за ним не стояла советская школа театрального мастерства. Дубровский действует наугад, методами средневековой алхимии.
— Семинар проходит крайне редко, в узком кругу людей, которым не требуется объяснять то, что объяснить все равно нельзя, — говорит он, разливая чай пуэр по маленьким китайским пиалам. — Приходят те, кто уже занимался так называемым свободным дыханием. Гуделки — не совсем вокальная техника. Вряд ли их можно отнести к области певческих заморочек. Мы не ставим голос, не учим влиять на аудиторию с помощью красивых звуков. Все это возникает как побочный эффект, хотя и не сразу.
Гуделки как отдельный тренинг возникли из суммы жизненных наблюдений. Среди них — дыхание, которое в середине 80−х привез в Россию американский дедушка-экстрасенс Роберт Дубиелл. Выдыхая, человек издавал немодулируемый звук, похожий на стон, и выдох его тянулся долго-долго, и расслабление получалось хорошим. Эту же технику использовали при подготовке к родам.
А в начале 90−х в Москву приезжала мастер школы Усуи Шики Риохо Рэйки Филлис Лэй Фурумото (http://www.usuireiki-ogm.com/ и http://phyllis.ru/index.html). Она предложила всем собравшимся на встречу с ней взяться за руки и непрерывно петь звук «А». Все, кто тогда посещал семинары Филлис, до сих пор пользуются этой техникой, дающей ощущение единства и включенности во что-то большее. Позже Дубровский узнал, что в тибетской религии бон во время медитации представляют себе букву «А». Тем, кто к таким вещам не способен, наставник говорит: «Просто пойте, звука достаточно. Постарайтесь объединиться со звуком — и все».
Шаманка Ай-Чурек Оюн (http://ay-churek.ru/), председатель Централизованной Религиозной Организации Тувинских Шаманов «Тос-Дээр» («Девять Небес»), предлагала делать то же самое, только с закрытым ртом: издавать внутреннее долгое и громкое гудение, мобилизующее энергию, похожее на пропевание слога «хум».
— Ощущение такое, будто рядом с экскаватором стоишь или с колонкой на дискотеке — только ты сам вместо нее гудишь, и сам можешь звук регулировать, и сам себе голова, — Дубровский все подливает и подливает чай в лучших традициях кухонных посиделок. — Сложив все это, я вспомнил легенду о диком неграмотном пастухе Хумкаре. Его прозвали так оттого, что он постоянно пел «хум» и через это стал просветленным. Просто! И с этих вот дивных концов сложилась практика гуделок, проводимая ради внутреннего ощущения гудения.
Занятия у Евгения проходят так: собираются люди, приносят еду, кушают, беседуют, потом садятся в круг, закрывают глаза и принимаются гудеть. Формально при этом, как правило, поется «а», но монотонно. Выше голос, ниже голос — неважно, но желательно нарочно его не менять. Вместо вокальных тренировок — расслабление. Гудение продолжается около часа. Было замечено: если в центр круга кого-нибудь посадить или положить, у него возникает ощущение, будто его над полом приподнимает. И тепло ему, и приятно, и уютно.
Потом появляется ощущение, что звуковую вибрацию можно направить в любую часть тела — и тело начинает звенеть от звука: рука, нога, кончик носа или еще что-нибудь. Можно петь в нос, можно петь в грудь, от чего возникают физически разные ощущения. «В руку обычно гудеть труднее, поскольку рука — она отдельно. А вот когда ты распелся, звук в нее проходит легко, так же, как в нос. Она просто чуть-чуть длиннее носа», — говорит Дубровский.
Он находит практику гуделок слишком простой, чтобы делать из нее направление или как-то ее описывать.
— Внешние спецэффекты, которые могли бы быть использованы вокалистами и политиками, описаны во «Властелине колец», когда Саруман, запертый восставшими деревьями в башне, уже лишенный магических сил, говорит чарующим голосом — и все кайфуют. У меня такое было пару раз, что-то внутри расслабилось, звук исходил не из носа, не из сердца, а из того места, которое наши йоги называют «свадхистана» (точка, расположенная на четыре пальца ниже пупка, отвечает за половые отношения. — «РР»). Это был гипнотически чарующий голос, красивый, негромкий, при этом абсолютно отчетливо слышный на большом расстоянии.
— После гуделок часто замечаешь, что ты собеседника звуком трогаешь, как рукой или языком, чем-то очень таким мягким и очень сенситивным. Трогаешь его насквозь. Говоря перед скоплением людей, можно трогать всю аудиторию. Не двигая головой, можно отдельные лучики звука фокусировать на ком-то, кто сейчас пытается заснуть.
Обычно гуделки не пользуются широким спросом, поскольку их формат и цели рационально необъяснимы — ну, полная бредятина. Люди, попробовавшие это единожды, решают, что все поняли и больше не ходят. Будь Дубровский попрактичней, подвел бы под свои гуделки базу, написал бы книгу, разбил гудение на несколько ступеней — и ходили бы к нему люди годами, поправляли свое здоровье.
Гудение действительно лечит расстройства, связанные с нарушениями капиллярного кровоснабжения, и психосоматику, снимает физические зажимы, мышечные боли, простуду.
— Единственная трудность тренинга — убедить людей в том, чтобы они делали все очень просто. Некоторые начитались книг и пытаются петь «ом», полагая это духовным. Пытаясь получить запрограммированные переживания, они теряют 99% возможного кайфа, даже не замечая его. Чудесно ведь, когда люди просто садятся и просто поют.
Под конец Дубровский рассказал байку.
После семинара один из участников, криво улыбаясь, принес ему книжку по славянскому фольклору: «Техника наша упоминалась там как распевка донских казаков, помогающая объединить энергии и сознание участников какого-то там круга. Она давала возможность влиять на окружающих и подготавливала к оборотничеству — вроде бы эти люди на самом деле перекидывались в волков. Технику эту они называли прогуживанием. Прогуживались до тех пор, пока в помещении не повиснет общий для всех звуковой резонанс: как будто не три и не пять человек поют, а то ли 30, то ли 50».
Ну что тут сказать? Я, конечно, пошла бы на обучение-излечение к Дубровскому, если бы все в моей жизни было, кроме мира с собой. Он ничего не обещает, но, кажется, именно его система звукотерапии может наладить человеку сломанный генератор счастья, которое вырабатывается само по себе. Без внешних факторов. Счастливый человек должен говорить счастливым голосом.»
Цит. по: http://www.rusrep.ru/2008/26/kak_nauchitsya_govorit/